TO LIVE AND DIE IN L.A.

Объявление

    НовостиЭпизодыИзбранноеАМС
  • 28.12.2017
    Форум открыт!
    Заполняем информационные темы. Можно знакомиться с сюжетом, хронологией, прочесть F.A.Q, просмотреть путеводитель по Л.А., задать вопросы в гостевой.
  • Эпизод I.
    Sweet Dreams are made of this:
    1.02.17 - 1.05.17

    В 2017 году больше нет для нас ни знамений, ни пророков. А тем временем люди по всему миру перестают видеть сны, и привычные вещи приобретают новые свойства. Что-то исчезло с земли...
Добро пожаловать!

"TO LIVE and DIE in L.A."
форумная ролевая игра
по Classic World of Darkness.

Возраст участников 18+
После сбоя в работе форума, что произошёл 17.04.2018, есть проблемы со скоростью загрузки и отправкой сообщений.
Ждём решения от администрации хостинга.
      

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TO LIVE AND DIE IN L.A. » СПРАВОЧНАЯ » Грёза и Банальность: Мир Подменышей


Грёза и Банальность: Мир Подменышей

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Грёза и Банальность

Много лет назад, задолго до появления фильмов, телевидения, радио и книг люди рассказывали друг другу истории: истории об охотах, легенды о богах и великих героях, эпические песни бардов и сказки об ужасных монстрах. Мы рассказывали эти истории вслух, в качестве устной традиции - традиции, которую мы практически утратили.
Сегодня мы больше не рассказываем истории - мы слушаем их. Мы спокойно ожидаем, когда нас забросят в уже созданные миры. Мы стали рабами сценаристов и кинорежиссеров, своими руками заложив основы олигархии творцов мифов, которые управляют ходом нашего воображения.
Но те древние истории не пропали даром – они создали Грезу. Греза – следствие и причина фантазии, из которой происходят все истории, мечты, искусства и ремесла. Это неосязаемый, но такой необходимый мир, который питает наши души и без которого были бы невозможны ни рисунки мелом на асфальте, ни литература, ни музыка, ни машины и самолеты, ни наши высокие и сложноустроенные жилища.
Некогда бывшая частью повседневного мира, ныне Грёза представляет собой отдельное королевство, одновременно связанное и не связанное с реальностью. Порожденное мечтами, творчеством, страхами и надеждами смертных, оно давно уже вышло за свои первоначальные пределы и превратилось в земли бесконечных возможностей. Можно сказать, что Грёза является магическим "дублем" своего более посредственного близнеца - все, что когда-либо существовало или было придумано в мире смертных, может быть найдено и в Грёзе. Главное, знать, где и как искать.

Грёза: Ближняя, Дальняя и Глубокая

Некогда Грёза была домом для всех фэйри. Считается, что где-то в самых неизведанных ее глубинах находится потерянная Аркадия. Однако последние несколько столетий Грёза представляет немалую угрозу для тех неосторожных путников, что слишком небрежно отнесутся к таящимся в ней опасностям. Природа этой реальности переменчива и хаотична, и все попытки как-либо классифицировать ее до сих пор не увенчались успехом.
Единственное, в чем сумели сойтись китэйны, так это в разделении королевства фей на три части: Ближнюю, Дальнюю и Глубокую Грёзу.

Ближняя Грёза

Эта часть Грёзы ближе всего расположена к миру смертных. Она соприкасается с частями обыденной реальности, и, в некоторых местах, даже повторяет особенности и условия королевства Земли. Все, чего в мире людей коснулись фантазия и эмоции, будь то театр, любовно выращенный сад или клиника, построенная на деньги сочувствующих, найдет в Ближней Грёзе наиболее яркое отражение. И в точности наоборот - порождения Банальности здесь становятся менее реальными или вообще исчезают.
Некоторые части Ближней Грёзы вполне обитаемы. Присутствие подменыша, присматривающего за конкретным местом в Грёзе, делает реальность вокруг него более стабильной. Нередко китэйны обустраивают здесь усадьбы, фригольды или просто места отдыха, где может найти приют уставший путник. Попасть в Ближнюю Грёзу можно через троды, а наиболее безопасным считается путешествовать по Серебряному пути - тропе сквозь Грёзу, на которой китэйнам ничто не угрожает. Здесь подменыши чувствуют себя комфортнее всего, обычно не рискуя исследовать Дальнюю Грёзу.

Дальняя Грёза

Здесь Серебряный путь становится более извилистым, а местами и вовсе прерывается, сбивая с толку неосторожного подменыша. Этой части Земель Грёз можно достичь лишь с помощью могущественного портала - что, впрочем, не дает вам ни единой гарантии. Природа Дальней Грёзы еще более непредсказуема и хаотична. Здесь на пути китэйна могут встать пугающие и опасные существа. Предсказать их природу, мыслительные процессы или реакцию на что-либо подменышам практически невозможно. И пускай некоторые из них вполне могут предложить совет или убежище, другие с радостью обзаведутся рабами-подменышами или посчитают странников, оказавшихся на их территории, подходящими объектами для своих кровавых развлечений.
В основе всего этого королевства лежат безвременье и неопределенность. Законы логики теряют свой первоначальный смысл, и тот, кто будет с упорством искать их, в итоге может пасть жертвой хитроумных существ и ловушек. Редкий подменыш обладает достаточными силой и волей, чтобы по истечении долго срока чувствовать себя здесь как дома. Также в Дальней Грёзе обитает преобладающее количество разумных химер. И здесь же находятся все врата, ведущие в Глубокую Грёзу - преимущественно, охраняемые.

Глубокая Грёза

Законы разума не властны здесь, а Банальность полностью отрезана от этого места. Изолированные от внешнего мира, королевства Глубокой Грёзы пребывают в постоянном хаосе, реагируя на потребности и стремления одного мгновения. Тех, кто не принадлежит Глубокой Грёзе, она с легкостью запутывает иллюзиями и наваждениями, не позволяя достигнуть своих самых сокровенных тайн.
Считается, что в центре этого королевства находится Аркадия, но еще никому не удавалось зайти достаточно далеко, чтобы это доказать. Здесь места райской красоты соседствуют с землями поразительных мерзости и жестокости, в которых может произойти все, что угодно.
Подменыши часто находят в этом королевстве то, что они ожидают (или боятся) обнаружить. Существуют ли эти вещи до того, как подменыши приходят в это королевство, или нет, остается загадкой. Но наиболее пугающей стороной этого феномена является то, что отнюдь не всегда порожденные сознаниями китэйнов вещи полностью отвечают их ожиданиям. Они могут обрести собственные волю и жизнь, реагируя на потаенные страхи и желания заблудшего сюда путника. Если Ближняя Греза является историей, а Дальняя Греза - мифом, то Глубокая Греза представляет из себя воплощение самих грез. А грезами редко можно управлять или руководить - это свойственно только Банальности.

Туманы
Туманы отделяют фей от обычного мира, окутывая разумы смертных так, чтобы те не замечали ничего, что связано с Грёзой и ее обитателями. Будучи побочным эффектом Банальности, Туманы воплощают в себе силу человеческой рациональности. Также именно они отвечают за то, что подменыши никогда в полной мере не помнят своих прожитых в жизней. Лишь изредка они рассеиваются, открывая проблески прошлого китэйна. Чаще всего, это происходит во снах, и подменыш мало-помалу вспоминает что-то из своих прошлых жизней. Тем не менее, эта занавесь очень часто опускается вновь, и воспоминания, вернувшиеся в грёзах, рассыпаются под давлением Банальности. Возникшие в результате смешения Банальности и древних защит, созданных феями для того, чтобы скрыть себя от глаз и разумов смертных, Туманы выступают в качестве величайшего барьера (второго после самой Банальности) между подменышами и Грезой.

Обратной стороной медали является Банальность – серость обыденных будней, повторяющихся изо дня в день одним и тем же набором слов, мыслей и действий. В Банальности нет места фантазиям и мечтам, во всей своей полноте она обрушит на землю все возведенные свободным сознанием воздушные замки.
Когда, много веков назад, магия начала постепенно исчезать из этого мира, Греза и мир обыденности разделились надвое, заставив и обитателей мира фантазий начать меняться вместе с ними.
Фэйри все больше и больше испытывали на себе действие Банальности, теснившей фантазии в душах людей, с которыми оказались связаны куда прочнее, чем думали. Чтобы спастись, фэйри пришлось спрятать свои истинные сути под покровом реальности - так появились подменыши.
Китэйны, или подменыши, являются частью как Грезы, так и Банальности, их тела состоят из смертной плоти, но души создаются из грез. Не сумев противостоять Банальности в своем истинном виде, фэйри, путем долгих проб и ошибок, наконец, научились противостоять ей, помещая свои души в тела детей или младенцев. Обитая в плоти смертных, подменыши могли избежать уничтожения Банальностью. Тем не менее, для достижения этого, китэйны должны были пожертвовать знанием о своей истинной природе, которое должно было спать до тех пор, пока они не пройдут свой Кризалис.

•  Кризалис, пробуждение истинной сути подменышей
•  Фригольды, долины, троды и порталы
•  Восприятие и жизнь китэйнов
•  Как выглядят китэйны?
•  Старение и перерождение Подменышей
•  Гламур, основа Грезы
•  Растворение в Банальности и Бедлам
•  Холодное железо, его суть и действие на подменышей
•  Даунтэйны и Люди Осени
•  Благие и неблагие подменыши
•  История фей
•  Королевства Конкордии

0

2

Кризалис

Рожденные в телах человеческих младенцев, большинство Китэйнов проводят первые периоды своих жизней в качестве обычных детей, иногда даже достигая юношества и зрелости до проявления в них частички Грезы, к которой они принадлежат. Независимо от того, когда и как на свет появляется дух подменыша, эта трансформация начинается с бурного, часто болезненного внутреннего пробуждения, известного как Кризалис.
До начала Кризалиса подменыши парят в полуреальности, воспринимая окружающий их мир так же, как и другие его обитатели, но при этом переживая вспышки чего-то необычного и странного. Они испытывают моментные видения иной реальности без понимания того, что они видят, или слышат странные звуки, не понимая при этом их происхождения.

Дети, которые слишком молоды для того, чтобы понимать, что с ними происходит нечто необычное, просто принимают эти странности, как данное. Подростки и взрослые, которые сильнее связаны с "реальным" миром обычно принимают эти ощущения за галлюцинации, часто стараясь забыть об этих событиях для того, чтобы не обзавестись ярлыками "сумасшедших". Некоторые действительно сходят с ума и заканчивают свою жизнь в больницах или психиатрических клиниках.

Кризалис, или момент становления, разрушает оболочку Банальности, которая отделяет истинное «я» подменыша от смертного мира. Подобно Большому Взрыву, породившему вселенную, это событие постепенно продвигает потенциального подменыша к его первому, настоящему контакту с Грезой. Подвергающийся воздействию множества образов, звуков, запахов, вкусов и прикосновений, которые противоречат суровой, холодной реальности, которая считалась до этого момента единственно возможной, новый подменыш может решить, что он сходит с ума. Подступающий Кризалис сообщает о своем приближении с помощью тонких (а иногда не таких уж и тонких) изменений в реальности подменыша - они могут принимать форму неожиданных появлений невозможных видений. Немногие подменыши осознают, что происходит с ними на самом деле.

Когда наступает соответствующее время, что обычно происходит в самый неподходящий момент жизни подменыша, предупреждения прекращаются, и начинается Танец Грез. Это кульминация Кризалиса, когда мир подменыша переживает самые тяжелые дни. Гламур, материя Грезы, спешит окружить собой пробуждающегося подменыша, в результате чего все его чувства переходят на абсолютно иной уровень, ничем не напоминая прежние, жалкие ощущения.

Не все подменыши могут справиться с интенсивностью своего Танца Грез. Некоторые поддаются безумию, так как стены их человеческих обликов начинают рушиться вокруг них. Другие отступают в Банальность, насильно отрицая свои собственные ощущения и отказываясь принимать то, что не является «нормальным» по общепринятым стандартам. Некоторые обращаются против самой Грезы и всего, что с ней связано, присоединяясь к даунтэйнам, разрушителям Грезы.

Как только подменыш завершает Танец Грез и осознает, что он является одним из изгнанных фэйри, перед ним возникает необходимость найти место среди ему подобных. Обычно другие китэйны, знающие о его пробуждении благодаря значительным выбросам Гламура в ходе его Кризалиса, доставляют начинающего в ближайший фригольд. Там он обычно получает учителя, который адаптирует его и выступает в качестве защитника и помощника на протяжении первого года Кризалиса.

к содержанию

0

3

Фригольды

Некогда великое множество фригольдов заполняло подлунный мир. Но с появлением Банальности все эти источники сил фейри стали исчезать, уходя все дальше и дальше в Туманы, исчезая из памяти самих фей. Тем не менее, некоторые, пускай и немногочисленные, места сумели сохранить свой изначальный Гламур, как впрочем, и связь с Грёзой. Они обладают обыденной внешней оболочкой, напоминая жилые дома, склады или придорожные отели, но при этом могут являться тавернами богганов, логовами красных шапок или дворцами ши. Многие из них защищены оберегами магии фэйри, которые делают их незаметными для глаз обычных людей.
Фригольды представляют немалую важность для всех китэйнов. Будучи местами, где подменыши могут укрыться от разрушающего воздействия Банальности и восстановить свой Гламур, они обладают неоспоримой ценностью, а нанесение вреда чужому фригольду расценивается как вызов. Защита фригольда является священным долгом каждого китэйна.

Самая большая концентрация Гламура в пределах фригольда находится в его очаге, или Огне Дома. Это химерическое пламя, считающееся центром фригольда, воплощает в себе всю магию этого места. До тех пор, пока горит очаг, фригольд продолжает существовать. Если очаг тухнет, то фригольд может пасть жертвой Банальности.

Фригольды могут быть получены в дар, созданы или отобраны насильственным путем. В первом случае подменыш должен принести клятву защиты фригольда, после чего никто не может отобрать его вплоть до смерти владельца. Во втором случае китэйн должен приложить немало усилий, при этом навсегда пожертвовав частью собственного Гламура, а также соединив с оным огонь из очага другого фригольда. Существуют также "спящие" фригольды - те, что были оставлены со времен Раскола и пробуждаются под воздействием Гламура.
Помимо защиты от Банальности, фригольды являются местом встреч самых разнообразных китэйнов, а также несут в себе магию и знания минувших времен. Без них общество подменышей угасло бы уже давным-давно.

Долины - природные источники Гламура

Если фригольды являются искусственными, то долины представляют собой природные источники Гламура. Некоторые фригольды создаются в уже существующих долинах, но не все долины являются фригольдами. Эти дикие места встречаются лишь в самых отдаленных уголках мира и существуют исключительно потому, что грёзы о них стали реальностью. Ведь практически всегда человечество мечтало о райских местах полной гармонии и спокойствия. Долины ценятся так, как не ценятся никакие другие места на Земле, и их границы яростно оберегаются подменышами.
Долины могут представлять собой травянистые холмы, открытые поля, маленькие рощи и прочие далекие от цивилизации местечки. Но независимо от их внешнего вида, их все объединяет одна черта: священный камень, из которого они получают свою магию. Чем-то напоминая очаг, священный камень выступает в качестве сердца долины, и является вместилищем Гламура. Чаще всего священные камни невелики и скрываются под корнями деревьев или в скальных расщелинах, дабы никто не мог похитить их и тем лишить долину ее силы. Менее пригодные для единоличного владения, долины передают свой Гламур тому, кто первый будет грезить в их пределах (по крайней мере, в течение ночи).

Троды - тайные пути фейри

Некогда великое множество тродов соединяло фригольды и выступало в качестве связи с Аркадией и другими частями Грёзы. Ныне  же большая их часть навеки утеряна для китэйнов. Но и те, что еще остались, активно используются ими для путешествий на большие расстояния. Эти пути ведут через Ближнюю Грёзу и переходят в реальный мир в другом фригольде. Некоторые троды также заканчиваются в неожиданных местах Грёзы и представляют немалую опасность для подменышей.
Путешествие через трод может быть как легким и быстрым, так и опасным, полным неожиданных приключений. Некоторые китэйны могут сократить расстояние при помощи магии или одушевленных химер.
Часть тродов не всегда является легко достижимой. Многие из них открываются только после произнесения мистической фразы; другими можно воспользоваться только в определенное время дня или года. Некоторым тродам требуется определенная жертва, или же странникам необходимо ответить на загадку, для того, чтобы пройти через них.

Серебряный путь

Серебряный путь - единственный неизменный аспект любого трода. Эта серебряная дорога становится видимой странникам в то мгновение, когда они впервые вступают на него. Путь указывает подменышу на место его назначения и оберегает от некоторых опасностей Грезы. Пока путешественник остается на Пути, химерическим монстрам сложнее нападать на него. Более разумные монстры понимают это, и многие используют колдовство и обман для того, чтобы заставить неосторожных подменышей сойти с пути или уверить их в том, что они уже покинули его. Кроме того, существует довольно много мест, в которых Путь исчезает или становится очень труднопроходимым. Часто странники обнаруживают, что им приходится решать загадки, собирать головоломки или побеждать стражей для того, чтобы остаться на Серебряном Пути.

Дикие порталы

Дикие порталы были последним творением умирающей магии, которая пыталась удержать Грёзу и Землю от окончательного разрыва с помощью создания новых врат в королевства фейри, когда старые исчезали и закрывались. Впрочем, никому достоверно не известен механизм их появления.
Неосторожный китэйн с легкостью может спутать дикий портал с тродом и против воли оказаться в одной из частей Дальней или Глубокой Грёзы, где проведет дни, если не годы, пытаясь отыскать путь обратно домой. При этом при должной внимательности отличить порталы от тродов вполне возможно. Их истинную природу может выдавать странный аромат, они могут казаться очень извилистыми или старыми, или окруженными необыкновенными растениями.

0

4

Восприятие и жизнь китэйнов

Трансформация Кризалиса предоставляет подменышу возможность выходить за пределы обыденности и отправляться в безграничные королевства Грезы. Одаренные способностью видеть не только то, что есть, но и то, что может быть, подменыши живут в мире постоянно возникающих возможностей, ограничиваемых только их собственным воображением и фантазией. Эти различия в восприятии представляют собой не просто радужную пленку на поверхности обычной лужи. Искрящийся мир магии фей существует возле и внутри самого мира смертных, будучи его неотъемлемой частью. Именно в этой химерической реальности и живут подменыши.

Подменыши воспринимают мир, как магическое, загадочное место, заполненное поразительными и прекрасными вещами. Деревья – это не просто разнообразные комбинации древесины и листьев, а сверкающие зеленые колонны, наполненные золотым соком, поддерживающим в них жизнь. Более того, если подменыш использует свое магическое зрение для того, чтобы заглянуть поглубже в саму сущность дерева в поисках его магической природы, то он может обнаружить, что оно является дремлющим порождением грез, руки которого подняты к небу, а ноги утопают в теплой земле. Столовые ножи могут оказаться серебряными кинжалами, а старое, усталое животное – гарцующим скакуном фей, тогда как старый дождевик превращается в изящные доспехи.

Подменыши могут жить в своем собственном химерическом мире, но при этом они осознают, что они живут в более ограниченной реальности. В противном случае, они просто не смогли бы вести машину, не сходя с дороги. Китэйны реагируют на раздражители, которых не видит большая часть обычных людей, но это не означает того, что они не знают о реальном мире, его обитателях или опасностях. Они не будут разъезжать на своих магических лошадях по взлетной полосе, на которую периодически садятся самолеты, и, скорее всего, обратят внимание на грабителя, который будет угрожать им.

Тем не менее, это не значит, что они обладают чем-то вроде двойного зрения, которое позволяет им одновременно видеть как магические, так и обычные предметы. Скорее, магический аспект становится главенствующим и подавляет обыденную реальность предметов и людей, с которыми общаются подменыши, но при этом не исключает её полностью. Эту ситуацию можно представить, как если бы тела подменышей помнили окружающий их обычный мир, тогда как их разумы смотрели прямо через обыденность на внутреннюю сущность вещей. Машина все еще остается средством передвижения, даже если для подменыша это что-то оранжевого цвета с рогами, растущими прямо из капота.
В обычном мире существуют плотные объекты, с которыми следует считаться. Это часто создает проблемы для тех подменышей, магические тела которых превышают размерами их смертные оболочки. Особенно хорошо это видно на примере таких китов, как тролли, химерические тела которых могут занимать гораздо больше места, чем их материальные "я". В таких случаях, подменыш всегда будет ориентироваться по своему облику фэйри и будет стараться уравновесить свои габариты; в противном случае он фактически признает свое неверие в существование собственной природы. Таким образом, огромный тролль может забраться на заднее сидение Фольсвагена, но в этом случае он отречется от своего магического "я", поддавшись обыденной реальности. Подобные действия могут быть опасными для любого подменыша, так как подчинение обыденности вызывает непременное воздействие Банальности.

Учитывая то, что Банальность представляет постоянную опасность для их сущностей, подменыши испытывают огромную нужду в местах, в которые они могут отступить. Им необходимы места, связанные с Грезой, места, которые позволили бы им быть теми, кем они есть на самом деле, сбросив маски смертных. К таким местам относятся фригольды и долины.

особенности восприятия Ши

Существует две основных особенности, которые отличают Ши от всех остальных фей. Первая из них представлена утраченными ими воспоминаниями, тогда как вторая связана со странным восприятием времени, присущим представителям этого кита.

Память

Хотя простолюдины считают их очень самоуверенными, невозмутимыми и даже высокомерными, Ши вынуждены нести на себе крайне тяжелую и болезненную ношу. Период между кульминацией Раскола (приблизительно 1349 AD, пик Черного Мора) и Воссоединением (1969), насчитывающий 620 лет, полностью стерт из коллективной памяти Ши. По сравнению с этим, те несколько десятилетий, на протяжении которых они должны были адаптироваться к изменившемуся и враждебному миру, кажется мгновением. Некоторым из них это удалось достаточно неплохо, тогда как все остальные, в некотором отношении, остались эмоциональными калеками. Как правило Дети и Юноши адаптируются к новым условиям гораздо легче, чем Старцы. Тем не менее, Старцы часто отличаются удивительной безмятежностью и ясностью разума, которая позволяет им справиться с отсутствием воспоминаний. Именно поэтому Мудрецы и Гранддамы выступают фундаментом общества Ши на Земле.
Когда Магеллан сжег свои корабли для того, чтобы заставить своих людей двигаться вперед, он, сам того не зная, полностью повторил то, что Сумеречные Времена совершили в отношении Ши. Ши, во многих отношениях, представляют собой классический пример tabula rasa или чистого разума. Учитывая то, что они не могут вернуться назад, им остается лишь двигаться вперед. Во многом их утраченные воспоминания позволили им проявить свои лучшие черты. Некоторые даже начали считать изгнание из Аркадии благом. Тем не менее, существует ряд других, далеко не столь приятных последствий этого. Первым из них является их вопиющее невежество во всем, что касается современного мира. Чужая природа того, что их окружает, является постоянным и, зачастую, крайне пугающим вызовом, который бросает им Мир Осени. Именно поэтому столь поразительным является то, скольких успехов в этих условиях им удалось добиться.
Практически все Ши обладают глубоким и неизменным желанием вернуться в Аркадию, которую они считают своим исконным домом. Тем не менее, никто из них не может вспомнить, чем же она, на самом деле, является. Аркадия напоминает прекрасный, но быстро ускользающий сон. Это желание становится для некоторых Ши настолько навязчивым, что они оказываются на грани безумия. Эти величественные аристократы все чаще испытывают из-за этого гнев. Их недовольство, прежде всего, обращено на оставшиеся на Аркадии Дома (которые они винят в своем изгнании).

Время

Отношения Ши со временем являются уникальными для Мира Тьмы. В сути своей, концепция времени, как поддающегося исчислению, линейного феномена, не имеет для Ши какого-либо смысла. Они воспринимают каждое мгновение своего существования гораздо яснее, чем любой смертный, но, в то же время, они без труда могут оживлять в памяти прошлые события. Многие Ши окружены некой аурой рассеянности, результатом чего становится то, что им иногда приходится приложить немалые усилия для того, чтобы сконцентрироваться на непосредственных проблемах "реального мира". Время от времени, прошлые события буквально обрушиваются на их разумы. Ши нередко не могут отличить эти воспоминания (являющиеся гораздо более живыми и непосредственными, чем любые воспоминания смертных) от окружающей их реальности. В особенности это касается Ши, которые лишены Способности Чувство Времени. Ши, у которых нет этой Способности, часто сталкиваются с невозможность отличить прошлое от настоящего. Хотя этот недостаток не оказывает какого-либо воздействия на игротехнические моменты, вам следует должным образом отыграть его.

Уникальное восприятие времени Ши сыграло огромную роль в сложном деле восстановления их забытой истории. Лишенные своего прошлого, Ши были вынуждены заново собирать разбитые осколки зеркала своей истории, легенд и традиций. С момента Воссоединения, Ши прожили несколько различных эр, каждая из которых продолжалась не более нескольких лет. Зачастую, когда Ши говорят об относительно недавних события, они делают это почтительным тоном, который обычно приберегается для рассказов о седой старине. К примеру, исчезновение герцога Астерлана в 1976 году уже стало частью мифологии Ши. Это телескопическое отношение ко времени позволяет Ши вызвать ощущение историчности и древности там, где его в обычных условиях не существовало бы. Традиции играют огромную роль в жизни Ши, дух которых мог бы оказаться подорван в их отсутствие.

Как правило, течение времени для смертных ускоряется по мере их взросления и последующего старения. Для Ши, впрочем, будет верной диаметрально противоположная картина. Практически на протяжении всей свои жизни, они обладают восприятием времени, характерным для человеческих детей, на что, в то же время, никак не влияет их бессмертие. Ши часто воспринимают утро, полдень и ночь одного и того же дня как различные эры. Простолюдины часто утверждают, что величайшая ностальгия Ши связана с прошедшим завтраком. Подобный трюизм во многом можно назвать точным. Наблюдая за приходом ночи, Ши может испытать крайне болезненную ностальгию по только что прожитому, прекрасному полудню. Они испытывают это гораздо глубже, нежели любые смертные или представители других китов, так как они одновременно проживают все мгновение своей жизни, как прошлые, так и настоящие.

Отличия, связанные с восприятием времени Ши, непостижимы для любой науки, известной человечеству. Сфера Времени магов может отчасти поспособствовать пониманию уникального положения Ши, но даже ее владельцы сталкиваются с немалыми препятствиями при попытках осознать всю суть этого временного парадокса. (Это связано с тем, что Сфера Времени магов действует в рамках диаметрально противоположной парадигмы, радикально отличной от мировосприятия Ши). Большинство простолюдинов считает, что уникальные отношения Ши со временем больше связаны с их психологией, нежели с чем-либо еще. Они часто принимают это за высокомерие или аристократическую скуку. Некоторые Китэйны, впрочем, понимают природу этих взаимоотношений гораздо лучше других фей. Во времена Междуцарствия Искусство Хроноса было утрачено всеми простолюдинами, если не считать горсточки избранных. Даже сейчас любой простолюдин, который стремится постичь его тайны, обычно отправляется на поиски учителя-Ши. Многие слуаги отчаянно стремятся завладеть этим Искусством.

Необычное восприятие времени влияет на все поступки, совершаемые Ши. То, будут ли они действовать или бездействовать, во многом определяется этой удивительной связью. Хотя многие Ши не слишком-то интересуются делами смертных, практически все они испытывают огромный интерес к теориям людей, связанным со временем, и тем, как они его воспринимают. Некоторым Ши удалось углубить свои познания в области природы времени, благодаря изучению работ, написанных человеческими учеными и философами. Некоторые из них даже нашли им практическое применение в области Искусства Хроноса.

Культура Ши так же находится под сильным влиянием их особенного восприятия времени. Многие аристократы постигли тайну того, как сделать время своим слугой, что позволило добиться им значительных успехов при восстановлении своей власти после Воссоединения. Их способность манипулировать временем дает им значительные преимущества перед всеми остальными китами. Большинство Ши яростно оберегает эту тайну, в силу чего существуют особые законы, определяющие обстоятельства, при которых Искусство Хроноса становится доступным для обучения. Ши, принадлежащие к Теневому Двору, так же владеют этими тайнами, и в не меньшей степени стремятся оградить от них простолюдинов.

Представьте себе нечто среднее между представлениями о времени, присущими жителям Древнего Египта и Индии, добавьте малую толику теории относительности, и вы получите приблизительное представление о философии времени Ши. Смена извечных Сезонов (так же играющая немалую роль в мировоззрении простолюдинов) в не меньшей степени присуща индийской концепции (как, впрочем, и теории Большого Взрыва) вселенной, которая уничтожает себя, а затем возрождается вновь. В то же время, подобно древним египтянам, большинство Ши обладает очень ясным и незамутненным восприятием времени.

К сожалению, далеко не все Ши в полной степени контролируют свое необычное восприятие времени. Если у Ши нет как минимум одной точки Способности Чувство Времени, он оказывается неспособен смириться со своим естественным состоянием, результатом чего оказывается неспособность эффективно планировать и распределять время, если, конечно же, дело не касается самых простых задач. Только Ши, обладающие Искусством Хроноса, могут эффективно манипулировать им.

к содержанию

0

5

Как выглядят Китэйны?

Большая часть подменышей живет в мире плоти, каждый день контактируя с обществом смертных и растущим неверием в магическую реальность. Для того чтобы выжить в мире, отказывающемся верить в существование троллей, богганов, красных шапок и нокеров, подменыши принимают облик смертных – используя смертные обличья для того, чтобы скрывать свои истинные сущности от воздействия реальности. Тем не менее, даже под маской смертного прослеживаются определенные черты истинного облика феи.  Тролль может выглядеть, как необычно высокий или мускулистый человек, тогда как у пака-оленя могут быть большие глаза и изящные ноги. Хотя подменыши всегда видят облик фей других китэйнов, большая часть людей видит только внешнее обличье, так никогда и не догадываясь о том, что длинноволосый музыкант с густыми бровями в действительности является сатиром, душа которого несет в этот мир музыку уже много сотен лет.
 
С ходом времени смертное обличье подменыша изменяется так же, как и тело любого другого человека. Дети растут и становятся подростками, затем взрослыми, и, в конце концов, стареют и умирают. Воздействие фригольда замедляет старение не только истинной сущности феи, но и её смертного обличья, в результате чего у детей и юношей часто возникают проблемы в обществе смертных, когда кажется, будто годы проходят мимо них, и они никак не взрослеют (или делают это вдвое медленнее, чем их друзья и товарищи по играм). Это часто приводит к тому, что дети и юноши бросают свои смертные семьи и становятся "пропавшими детьми", которые бегут из мира смертных, проводя все свое время во фригольдах, где они, в конце концов, впадают в Бедлам, если о них не позаботится кто-то из подменышей или же они не найдут себе убежище в мире людей.

Для предотвращения подобной судьбы подменыши практикуют воспитание молодых фэйри в домах самих подменышей, хотя в результате этого могут возникнуть проблемы с человеческими властями.

У взрослых часто возникают схожие проблемы с товарищами по работе, друзьями и соседями, которые осознают, что с подменышами происходит что-то «странное», особенно если они замедляют свое старение с помощью фригольда.
В пределах фригольда, трода или любого другого места, наполненного Гламуром, облик феи подменыша полностью затмевает его смертную оболочку, но даже за пределами подобных мест душа фэйри постоянно взывает к другим подменышам, которые с легкостью различают её под маской смертного.  Если подменыш не переполнен Банальностью и не отверг эту часть себя, то другие китэйны всегда могут увидеть, кем он является на самом деле – озорным паком или могучим воином-троллем.

к содержанию

0

6

Старение и перерождение Подменышей

Когда китэйны только открыли процесс «реинкарнации», их смертные тела старели и умирали, а души фей переходили в другие смертные тела, и этот цикл перерождения продолжается и по сей день. Их смертные жизни мимолетны, но их истинные сущности остаются вечно живыми, мечтая восстановить свою связь с Аркадией и Грезой. Сложнее обстоит дело с душами, принадлежащими правителям фей - Ши. Следуя Пути подменыша, перерождались в смертных телах в основном (не исключительно) души простолюдинов. Вернувшиеся же из Аркадии Ши до сих пор не знают, что будет с их душами фей после смерти. Пока что из тех Ши, кто погиб - никто не вернулся назад.
Многие подменыши боятся Растворения гораздо больше, чем обычной смерти, так как они знают, что после смерти они будут жить снова. Их истинные сущности могут быть уничтожены только чистой Банальностью, подобной холодному железу. Больше всего на свете подменыши боятся того, что их бессмертные фейские сущности будут уничтожены и навсегда потеряны для мира. Потеря любого подменыша - трагедия для всех китэйнов, и признаком усиливающейся власти Банальности над миром.

Единственным способом предотвращения старения для подменыша является жизнь во фригольде. Но слишком длительное пребывание там может довести до Бедлама, и потому большая часть китэйнов проводит во фригольде и в обычном мире равное количество времени. В большинстве своем, подменыши, обладающие регулярным доступом во фригольды, живут дольше обычных людей, а самые старые подменыши играют в сложную игру с Бедламом, Банальностью и временем, которое неумолимо летит вперед.

Однако, в течение жизни подменыши сталкиваются не только с естественной смертью, но иногда и с насильственной. В силу того, что они имеют два облика сразу, результаты чужих действий могут варьироваться. Физические ранения наносят вред только физический вред смертному телу, облик феи остается нетронутым. В случае внезапной смерти тела, сущность феи возвращается в Грезу ожидать нового перерождения. Другое дело - химерические оружие, созданное из частички Грезы. При ранении таким оружием страдает именно фея, человеческое же тело может получить несколько царапин, а то и вовсе никак не отреагировать на это. Серьезное ранение или убийство химерическим оружием заставит истинную сущность китэйна "выпасть" из своей реальности, от чего человек на время забудет, что он не только человек и снова заживет обычной жизнь, как и до своего Кризалиса. Со временем же он снова "вспомнит" о своей сущности, что может напоминать новый Кризалис. Величина срока "забытья" - несколько дней или лет – зависит от серьезности травмы и обстоятельств смерти. Исключение составляет лишь убийство холодным железом – при этом суть феи погибает навсегда.

к содержанию

0

7

Гламур

Будучи полной противоположностью Банальности, Гламур – или глэм - наполняет окружающий его мир жизнью, заливая лучами света все, с чем он соприкасается, превращая самые обыденные предметы в вещи невообразимой красоты или ужасающего кошмара. Если материя формирует строительные блоки мира смертных, то Гламур выступает в качестве основополагающего элемента реальности фей. Он наделяет силами Грезу, дает жизнь химерическим существам, и дарует физической материи магическую энергию. Так же известный, как "магия фэйри", Гламур дает подменышам возможности создавать величественные замки из разрушенных зданий, сплетать великие иллюзии, которые будут реальны для тех, кто соприкасается с Грезой, и зачаровывать смертных для того, чтобы исполнять их приказы или видеть мир таким, каким видят его феи.

Подменышам необходим Гламур, чтобы поддерживать свои обличья фей и использовать  колдовство или заклинания. Без этого драгоценного элемента подменыши вскоре забыли бы все свои связи с Грезой и растворились бы в своих серых жизнях и смертных телах.

В Мире Тьмы Гламур является исключительно редким и невообразимо ценным ресурсом. Банальность нанесла по нему ужасный удар, и большая часть жизни подменышей проходит в поиске новых и защите старых его источников. Большая часть подменышей верит, что если им удастся увеличить количество Гламура в мире, то они смогут уменьшить воздействие Банальности и, в конце концов, вернуть мир к его изначальному, магическому состоянию.
Подобно большинству источников энергии или силы, Гламур невозможно заметить с помощью обычных органов чувств. Утратив веру, смертные потеряли способность видеть его и то, что из него создано.

Самые существенные источники Гламура находятся во фригольдах, однако черпать его подменыши могут не только там. Любая творческая активность, присущая людям, вызывает выработку Гламура, которой охотно "питаются" феи. Поэтому многие из них, так или иначе, имеют отношения к местам, где часто бывают люди, выпускающие на волю свои фантазии. Однако это относится не только к позитивному, но и к негативному мышлению – ночные кошмары детей или эмоциональная реакция человека на серьезное происшествие дают тот же эффект, хотя некоторые китэйны и побрезгуют таким источником Гламура.

к содержанию

0

8

Растворение и Бедлам

Банальность - это неприкрытое неверие, неверие в то, что люди не могут увидеть или услышать, неверием в магию, монстров и фей. Неверие в сверхъестественное. Оно отделяет разум от всего, что может противоречить заложенным ранее представлениям об окружающем мире. Призванная оградить смертных от ужасов Мира Тьмы, Банальность уничтожает красоту и фантазию, притупляя при этом страх.
Подобно тому, как верования и мечты человечества создали Грезу, его неверие разрушает магию, отрывая Грезу от обычного мира. Эта же смертоносная сила продолжает отравлять подменышей. Она может уничтожить осознание подменышем его магической души и навредить предметам и существам, состоящим из Гламура, иногда полностью уничтожая их. Неживые химеры страдает от этого в гораздо меньшей степени, чем живые или сами китэйны.
Банальность так сильно давит на подменыша, что она полностью отделяет его от истинной сущности, лишая его воспоминаний о его прежней жизни и связях с Грезой. В этом случае подменыш постепенно забывает обо всем, что выходит за пределы обычной человеческой жизни. Его облик феи становится таким незаметным, что другим подменышам оказывается очень сложно узнать в нем китэйна. Эта катастрофа называется Растворение, так как она растворяет материю Грезы, которая окружает подменыша, пока на его месте не остается одна только смертная плоть и пустая душа.
Использование смертного обличья так же скрывает подменыша от активных агентов Банальности, которые выискивают фей для того, чтобы уничтожить или навсегда отделить их от Грезы. Длительные контакты с Банальностью отражаются на психике подменыша независимо от степени защиты, которую предоставляет ему тело смертного, и потому большая часть китэйнов всеми силами пытается вырваться из окружения серой реальности.
Как вредно для китэйнов чрезмерное воздействие Банальности, так же опасен для них и переизбыток Гламура. Гламур обладает силой с течением времени изменять восприятие мира тех, кто подвластен ему. Именно из-за этого безумие в той или иной степени угрожает всем подменышам.

Бедлам - безумие Китэйнов

Безумие угрожает всем Китэйнам. Они регулярно сталкиваются с тем, что сложно назвать "реальным", а Гламур имеет очень неприятную привычку изменять с течением времени восприятие мира тех, кто подвластен ему.
Обычно подменыши минуют три "порога" Бедлама, хотя время от времени они перескакивают сразу от нормального состояния к полному безумию без каких-либо задержек или промедлений в виде этих порогов.

Первый порог

Первый порог прежде всего основан на особенностях восприятия. У персонажа начинаются проблемы с различением обычных и химерических предметов. Ему также начинают чудиться несуществующие химерические предметы. Ниже описаны некоторые варианты проявления порога, которые могут быть присущи персонажу, достигающему первого уровня Бедлама.

• Изменения цвета: Все изменяет цвет, повинуясь или воле случая или какой-то странной системе.
• Шепот: Подменыш "слышит" телепатический или обычный шепот, который может открывать ему тайны или пророчества, а также нести абсолютно невразумительную чушь.
• Ужас: Ощущение полного и абсолютного ужаса окутывает подменыша; тени начинают напоминать ужасающих монстров.
• Огни: Яркий свет вспыхивает практически из ниоткуда, окружая головы людей нимбом и порождая другие световые эффекты.

Второй порог

Второй порог Бедлама является гораздо более неприятным и пугающим. С этого момента у подменыша создается впечатление, будто бы химерическая реальность замещает собой реальность Мира Осени. Рассказчик должен отвести игрока в сторону и объяснить, как именно изменяется восприятие реальности его персонажем. Именно с этого этапа безумие подменыша становится очевидным для окружающих, так как воздействию подвергается сам Гламур безумца. Подменыш перестает обращать внимание на все, что не соответствует его представлениям о реальности.
Некоторые разновидности терапии (смотрите раздел "Излечением Бедлама," ниже) способны в этот момент лишь погрузить жертву Белдама еще глубже в это состояние. Окружающим очень сложно понять, находится ли подменыш на первой или на второй стадии Бедлама. Тем не менее, время от времени Китэйна могут посещать определенные периоды просветления; во время этих "приступов" он кажется практически нормальным.

Характерными проявлениями Бедлама второго порога являются следующие:

• Синдром дон Кихота: Персонаж верит, что все то, что его окружает, как-либо связано со стариной или царством фантазий.
• Иллюзии Величия: Персонаж считает всех окружающих своими слугами, которые способны лишь всячески угождать ему. Независимо от того, какую чушь несет подменыш, сам он считает, что все остальные должны поддерживать его идеи и всячески следовать его безумным видениям.
• Социальный Дарвинизм: Персонаж считает всех остальных существ или хищниками, или добычей – что же касается его самого, то сам он, несомненно, является самым сильным и самым умелым хищником из всех. Это исключительно коварная форма безумия, которая может оставаться незамеченной в течении достаточно большого периода времени. Тем не менее, рано или поздно персонаж нанесет удар – и тогда смерть будет идти по его следам.
• У Стен есть Уши: Персонаж считает, что все вокруг является живым и обладает своей собственной личностью. Проявления подобного безумия варьируются от подменыша, который тихо беседует со столбиками ограды, и до Китэйна, который извиняется всякий раз, когда он делает следующий шаг по мостовой.

Третий порог

Третий порог Бедлама является наиболее опустошительным. Персонаж фактически становится абсолютно невосприимчивым к окружающей реальности существом. Он сохраняет все проявления предыдущих этапов безумия, но, помимо всего прочего, сталкивается и с другими проблемами, примеры которых представлены ниже:

• Берсеркер: Персонаж нападает на все, что его окружает, используя при этом любые доступные ему средства.
• Аутизм: Персонаж погружается в себя, никак не реагируя на окружающий мир.
• Дикий Разум: Персонаж возвращается в звероподобное состояние; при этом он не становится яростным убийцей подобно Берсеркеру, но вместо того принимает облик жестокого хищного животного, которое не способно поддерживать какие-либо социальные отношения, а стремится только убивать ради собственного выживания.
• Извращенность: Персонаж погружается в бездонные глубины своей психики, после чего начинает совершать нечеловеческие поступки, которые способны вызвать отвращение даже у самого бессердечного существа.

Излечение Бедлама

Первая стадия Бедлама по иронии судьбы лечится соприкосновением с Банальностью. Подменыш, оказывающийся на первом пороге, достаточно часто приходит к этому сам, стремясь “исцелить себя с помощью нормальности человеческого общества”. Он отказывается от своего места при дворе или покидает свои владения, после чего устраивается на работу в мире смертных и на время забывает о своей истинной сущности. В конечном случае, он исцеляется – благо разрыв всех связей с обществом подменышей часто напоминает по действенности ведро холодной воды, вылитое на психику Китэйна.

Исцеление второй стадии Белдама не намного отличается от предыдущего метода. Разумный баланс магического лечения (в основном, с помощью Искусства Изначальности) и терапии Банальности вполне может избавить подменыша от безумия. В конечном счете, болезнь достигает истинной души подменыша, и потому для окончательного исцеления ему необходимо излечить как свою человеческую, так и свою магическую половину.

Единственным известным методом исцеления третьего порога Бедлама является Чаша Грез, древнее и могущественное  сокровище фей, которое, если верить легендам, затеряно где-то далеко в Грезе. Кроме того, ходят слухи о том, что некоторые драконы также обладают древними знаниями, позволяющими исцелить третью стадию Бедлама. Воздействие Банальности уже перестает оказывать какие-либо результаты, а психиатры, которые пытаются исцелить третью стадию безумия подменышей, оказываются поражены невообразимой сопротивляемостью их пациентов психотропным препаратам и привычным терапевтическим техникам.

к содержанию

0

9

Холодное железо

Есть, пожалуй, только одна вещь, которую китэйны боятся больше, чем смерти, даже больше, чем Растворения в Банальности, - холодное железо.
Холодное железо является для подменышей величайшим воплощением Банальности. Возможно, это связано с тем, что именно расцвет железного века заложил основы Раскола, и потому холодное железо стало банальным проявлением этого события. Одно его присутствие вызывает у подменыша в лучшем случае недомогание, а оружие, сделанное из этого материала, оставляет ужасающие, дымящиеся раны, которые лишают подменышей Гламура и угрожают самому их существованию. Фея, убитая холодным железом, уже никогда не переродится вновь, умерев окончательно и бесповоротно. Холодное железо настолько ужасно для подменышей, что они даже способны ощущать его на расстоянии.
Однако, большая часть тех вещей, которые мы связываем с железом в наши дни, сделана из стали или чугуна. Холодное железо, фактически, представляет собой то, что мы привыкли называть кованым железом, для его изготовления необходима железная руда и большое количество древесного угля. Результатом этого процесса становится черно-серый материал, из которого впоследствии можно выковать (посредством применения тяжелого кузнечного молота) самые различные предметы.
Оружие из холодного железа более тяжелое, непрочное и хрупкое, чем из стали или других сплавов, и гораздо быстрее тупится. Именно потому предметы вооружения, сделанные из холодного железа, обычно отличаются незначительными размерами и представляют собой наконечники стрел, кинжалы, дротики, лезвия топоров, арбалетные болты, шары для моргенштернов и сюрикены.
Изготовление оружия из холодного железа считается незаконным в большинстве королевств, причем то же самое относится и к владению им. Тем не менее, у многих аристократов-ши все равно припрятаны один или два подобных предмета вооружения – исключительно на крайний случай. Смертные кузнецы, способные работать с холодным железом, ценятся очень высоко, хотя, в то же время, найти их не представляет особого труда, учитывая большие залежи железной руды в Алабаме, Юте, Техасе, Калифорнии, Пенсильвании и Нью-Йорке.
Холодное железо является единственной вещью, которая может нанести урон одновременно и смертной, и химерической оболочкам китэйна.

к содержанию

0

10

Даунтэйны и Люди Осени

Те, кого называют даунтэйнами, были рождены с зачатками Грезы в душе, но, по той или иной причине, не стали полноценными китэйнами. Кому-то не повезло оказаться вдали от своих собратьев в момент Кризалиса, кто-то так и не пережил его, под действием обстоятельств остановившись на половине дороги. Происходящее так напугало их или оказалось настолько чуждо давлению Банальности, что они отвергли свою истинную суть и связь с Грезой. Они могу видеть и чувствовать что-то, присущее феям, о лишь слабые отголоски, которые мучают их, но исчезают гораздо раньше, чем могли бы, живи они обычной жизнью подменышей.
Некоторые из даунтэйнов тихо живут своей жизнью, старательно избегая любых свзей с другими подменышами, Грезой и всем, что может подтолкнуть их на неугодный им путь, другие же начинают настоящую охоту на своих сородичей. Зачатки Грезы позволяют им распознавать фей под смертной оболочкой, чем они и пользуются, пытаясь сократить количество подменышей по одним им ведомым причинам.

В душах же некоторых людей вообще не осталось фантазии. Эти несчастные существа, известные как Люди Осени, в действительности поглощают Гламур одним своим прикосновением, оставляя после себя только серость и Банальность. Подменыши и разумные химеры очень боятся Людей Осени, так как они являются полной противоположностью всему, что дорого китэйнам. Существа, обладающие очень высокой Банальностью, подобные Людям Осени или даунтэйнам, иногда могут уничтожать химер одним своим присутствием. Перед лицом Банальности химеры становятся слабыми и эфемерными, и, обычно, у них остается очень малая толика Гламура для поддержания своего существования.

к содержанию

0

11

Благие и неблагие подменыши

Еще до того, как Раскол разделил подменышей на порождения Гламура и Банальности, дети Грезы обладали двойственной природой. Вся жизнь фэйри, как на индивидуальном, так и на общественном уровне, была пронизана нитями благого и неблагого, оживляющего Грезу своими противоборствующими контрастами света и тени, порядка и хаоса, закона и свободы. Постоянно враждующие за превосходство в мире фей, благие и неблагие философии вели бесконечную борьбу за власть. Во времена Междуцарствия между ними установилось шаткое перемирие, но оно готово нарушиться в любой момент, так как воздействие мира смертных ведет их все ближе и ближе к открытому конфликту.
Хотя все подменыши обладают и благим, и неблагим наследиями, только один из этих аспектов определяет характер того или иного подменыша. Благие фэйри не доверяют своим неблагим сородичам, тогда как неблагие насмехаются над своими благими собратьями.
Хотя полная классификация различий между благими и неблагими практически невозможна, можно назвать несколько общих отличий, которые позволяю отличить одних от других. Благие ассоциируются со светом, дневными часами и летними днями; неблагие принадлежат тьме, зимним временам и ночи. Благие обладают репутацией хранителей традиций фей. Они считают себя миротворцами, хранителями куртуазной любви, защитниками слабых и воплощениями идеалов рыцарства. Чаще всего они выглядят традиционно, и, часто консервативно, предпочитая испытанное и проверенное годами, рискованному и необычному.

Подробнее о Благом и Неблагом Дворах

к содержанию

0

12

История фей

Тир-нан-Ог

Разъединение началось в первозданных землях Европы и Ближнего Востока, где империи Месопотамии, Египта, Греции и Рима засеяли семена того, что со временем стало называться феодализмом, и волны "прогресса", известного, как Западная цивилизация. Другие части мира, особенно континенты Северной и Южной Америки, начали отдаляться от Грезы только через некоторое время.

В этих землях, лежащих вдали от ледяных пальцев Банальности, фэйри и люди все еще жили в близкой гармонии друг с другом. Они уважали друг друга, и в большинстве своем взаимодействовали мирно. Фэйри Северной Америки – именуемые нуннехами – помогали людям своим Гламуром в случаях крайней необходимости. В свою очередь, человеческие племена почитали "невидимых людей " с помощью особых грез и ритуалов. Некоторые из фэйри этих земель исполняли особенные ритуалы для того, чтобы даровать особенно благородным людям детей, рожденных Грезой, детей, которым суждено было стать великими лидерами и послами между двумя мирами.

Легенды об этих западных землях достигли угнетенных фей Европы и Средиземноморья. Зов Тир-нан-Ога, Летних Земель, заставлял некоторых беглецов, желающих уйти от Разъединения, проходить через троды в поисках светлых, мирных земель, еще не затронутых неверием и холодным железом. Если новоприбывшие приходили с мирными намерениями, то коренные фэйри принимали их и заключали договоры о дружбе, разделяя свои земли с незнакомыми им Китэйнами и обучая их, как собирать Гламур в новой земле. Вскоре крепости фэйри поднялись на вершинах скалистых гор и в глубинах нетронутых лесов, бросая вызов великим дворам фей, оставшихся в Европе и Азии, и пытающихся выжить в мире, который все сильнее наполнялся Банальностью и становился все враждебнее и враждебнее. Начало этого исхода означало приближение следующей фразы гибели магии фэйри – Раскола.

Раскол

В конце концов, нити, связывавшие Грезу со смертным миром, истончились настолько, что начали разрываться одна за другой. Финальный разрыв между двумя королевствами стал называться среди фей Расколом, так как он не только разорвал тонкие связи между Аркадией и королевством людей, но и расколол мечту о том, что Разъединение можно обратить вспять.

Термин "Раскол" обозначает одно неожиданное и катастрофическое событие – подобное землетрясению или падению ядерной бомбы – но на самом деле, Раскол представлял собой процесс небольших катастроф, так как одни за другими врата, которые связывали Аркадию со смертным миром, ветшали и разрушались, перекрывая фэйри доступ к Грезе.

Большая часть мудрецов считает, что вспышка Черной Чумы в 1347 послужила катализатором Раскола. Между 1347 и 1351, 75 миллионов людей в Европе — включая треть населения одной только Англии — стали жертвами этого смертоносного заболевания. Волна страха и отчаяния, которая прокатилась в это время по миру, отразилась в Туманах и обрушилась на королевства фэйри.

В 14-ом столетии мир переживал родовые схватки новой эры. Пророки разума, труды которых привели к Ренессансу и развитию современных научных теорий, пытались навсегда избавиться от загадочных и неконтролируемых событий, подобных пандемиям. Обычные люди находили спасение в религии, забывая свои старые убеждения ради спокойствия и удобства, предоставляемых им Церковью, представляющей собой организацию, в которой не было места магии, отличающейся от её собственной.

По мере того, как одни врата за другими превращались в ничто или рассыпались на кусочки, исчезающие после первого же столкновения с грубой серостью, дети Грезы понимали, что бездействие может привести к всеобщей гибели. В годы, следующие за Расколом, все фэйри пошли по одному из трех путей, которые навсегда определили их судьбу.

Некоторые отступили в свои места силы, фригольды или долины фэйри, и с помощью великих ритуалов магии фей закрыли себя от мира смертных. Эти фэйри, которые стали называться Забытыми, до сих пор живут в их застывшем мире.

Большая часть Ши за незначительным исключением бежала на Аркадию через оставшиеся врата. В некоторых случаях возле разрушающихся порталов вспыхивали яростные сражения, так как обезумевшие Ши дрались за право перейти в Грезу до того, как врата закроются навсегда. В легендах фэйри говорится, что Серебряные Врата вместе с их фригольдом, Двором Всех Королей, были последними из закрывшихся врат, и что именно это стало окончанием Эры Фэйри.

Многие из простолюдинов - подобные эшу, троллям, богганам и пакам - обнаружили себя заточенными в мире смертных, брошенными там паниковавшей аристократией, которая беспокоилась не о своих подданных, а исключительно о собственном выживании. Эти брошенные фэйри попытались адаптироваться к ледяному миру суровой реальности. Когда Банальность прокатилась по миру, больше не сдерживаемая разорванными связями с Грезой, феи, которые не могли или не захотели возвращаться на Аркадию, подверглись ужасному преображению, скрыв свою истинную природу пологом Банальности, который позволял им существовать в мире, который больше не верил в них. Они стали подменышами и на протяжении следующих шести столетий отчаянно боролись за сохранение частичек Грезы.
Междуцарствие

После Раскола наступило время, известное, как Междуцарствие, которое повлекло за собой огромные изменения, как в реальности людей, так и в реальности фей. Человечество снова обрело древнюю мудрость греческих и римских мыслителей, и постепенно перешло от религиозного фанатизма к научным экспериментам и рационализму. Эра Великих Географических Открытий сменилась Эрой Изобретений; в это время были открыты новые земли и новые идеи привели к прорыву в науке, который облегчил людям жизнь, превратив крестьян в рабочих, а королей – в индустриальных баронов. Человечество вошло в эру быстрого прогресса и социальных переворотов.

Подменыши, оказавшиеся в телах смертных, и только косвенно связанные со своими истинными сущностями, подвергались гораздо более опустошительным, хотя и не менее многообещающим, изменениям, чем люди. Отбытие Ши оставило фей-простолюдинов без социальных структур, на которые они привыкли полагаться. Исчезли аристократические дома, лорды и леди, рыцари и системы феодальных владений, которые объединяли общество фэйри. Предоставленные самим себе, подменыши начали объединяться в небольшие группы для взаимной защиты, пытаясь стать частью человеческих сообществ и скрывая свою истинную природу от людей и, иногда, друг от друга.

После возникновения городов, заменивших феодальные твердыни, многие подменыши вынуждены были стать кочевниками. Неспособные привыкнуть к быстрой урбанизации человеческой жизни, они переходили из селения в селение, присоединяясь к странствующим циркам, бродячим актерам и труппам менестрелей. В компании этих пестрых элементов человеческого общества, многие из которых были уродцами или изгнанниками, простолюдины могли найти приют, а так же реализовать свои творческие порывы. Кроме того, все эти люди становились устойчивыми источниками Гламура, которые помогали фэйри сохранить ту слабую связь с Грезой, которая все еще сохранялась, несмотря на все попытки мира окончательно разорвать её. Многие традиции, которые сейчас характеризуют общество подменышей, возникли именно тогда, в результате чего названия многих Искусств и традиций связаны с терминологией цирка и театра.

Тем не менее, от старых привычек очень сложно отказаться, и потому многие простолюдины продолжали испытывать необходимость в существовании высшего класса, который мог бы устанавливать стандарты и привносить определенный порядок в их преобразившуюся жизнь. В результате этого некоторые Китэйны из числа простолюдинов взяли себе старые титулы и заняли опустевшие феодальные владения, создав особую классовую прослойку, которая заняла место ушедших Ши.

Договор

До Раскола Благие и Неблагие феи постоянно соперничали друг с другом. Несмотря на соглашение между двумя Дворами, которое позволило разделить год на две части, в результате чего Благие и Неблагие правили на протяжении летней и зимней половин, конфликты продолжали возникать довольно часто. Для того чтобы выжить, Благие и Неблагие феи были вынуждены забыть о своих противоречиях. Заключив беспрецедентное соглашение, известное, как Договор, Дворы установили мир и согласились забыть о вражде "на неопределенный срок". Неблагие подменыши могли свободно перемещаться по Благим территориям, тогда как Неблагие фригольды открыли свои границы для Благих странников.

По мере того, как два Двора все больше и больше общались друг с другом, каждый из них принимал определенные обычаи другого, в результате чего общество подменышей превратилось в смесь Благих и Неблагих идеалов и концепций. Закон, порядок и честь научились сосуществовать с хаосом, беспорядком и импульсивностью – и эта динамическая смесь противоположностей продолжает существовать и по сей день.

     
Путь Подменыша

Для того чтобы выжить в мире, наполненном Банальностью и отделенном от Грезы, феи, которые были заперты в королевстве смертных в результате Раскола, разработали способ уберечь своих хрупкие души от жестокости окружающего мира. Этот процесс, известный, как Путь Подменыша, состоял в создании оболочки смертности, которая выступала в качестве вместилища духа фэйри. Подобно тому, как люди использовали одежду в качестве защиты от воздействия стихий, подменыши решили использовать смертную плоть в качестве защиты от Банальности.

Первое поколение прикованных к Земле фей просто маскировалось под людей, скрывая свою истинную природу с помощью слоев Гламура, пронизанных незначительными вкраплениями Банальности. Таким образом, они могли сойти за людей – пускай и весьма эксцентричных. Этот метод срабатывал только до тех пор, пока замаскированные фэйри ограничивали свое общение со смертными, тем самым, уменьшая до минимума взаимодействие с человеческим неверием. Для того чтобы полностью адаптироваться к новой окружающей среде, требовалось более постоянное и надежное решение.

Путем долгих проб и ошибок, фэйри, наконец, научились помещать свои души в тела детей или младенцев, оказываясь в смертных телах без замены душ смертных своими. Обитая в плоти смертных, подменыши могли избежать уничтожения Банальностью. Тем не менее, для достижения этого, Китэйны должны были пожертвовать знанием о своей истинной природе, которое должно было спать до тех пор, пока они не завершат свой Кризалис.


Возрождение

Холодные века тянулись медленно и печально. Наука и разум прокладывали для человечества путь, ведущий в Эру Технологии. Одна за одной загадки вселенной становились жертвами микроскопов и телескопов, раскрывая микрокосмос теории атома и макрокосмос постоянно расширяющихся галактик. По мере того, как дороги чудес закрывались, ибо загадки и фантазии исчезали с каждым новым открытием, подменыши отступали в крошечные пристанища Гламура, сохранившиеся на Земле, и шептали о приближении Бесконечной Зимы, времени окончательного триумфа Банальности.

Но затем произошло чудо. 21 июля 1969 года миллионы людей по всему миру в восхищении следили за тем, как астронавты высаживаются на луну. Выброс Гламура после долгих веков забвения заставил мир содрогнуться, так как в сердцах всех этих людей одновременно пробудилось ощущение чуда. Из железного лона науки, снова родилась – пускай даже на одно мгновение – магия.

И этого мгновения хватило. Волна Гламура распахнула врата на Аркадию, пробудив троды фэйри, которые были закрыты со времен Раскола. Появились забытые фригольды, величие которых возродилось благодаря тому, что мечты человечества о достижении других планет, наконец, исполнились.

Возрождение Гламура отразилось и по другую сторону Грезы в древних королевствах фэйри Аркадии. Сияющее воинство Ши вернулось в мир, пройдя через открывшиеся врата для того, чтобы бросить вызов реальности, оказавшейся очень отличной от той, которую они покинули много веков назад. Большая часть этих Ши была изгнанниками, так как в Аркадии произошел бурный переворот, который повлек за собой изгнание пяти из 13 домов, бежавших из мира смертных. Туманы скрыли воспоминания этих Ши, оставив им только знание о том, что они были изгнаны из Аркадии в качестве наказания за участие в каких-то ужасающих беспорядках, происходивших на их родине.

К сожалению, выброс Гламура, вызванный полетом на Луну, не мог одновременно исправить весь тот вред, который нанесли миру долгие века неверия. Двери на Аркадию вновь захлопнулись. Ши были вынуждены действовать быстро и жестоко для того, чтобы помешать Банальности уничтожить их. Они обратились к старому, проверенному методу обмена телами со смертными, послав множество ничего неподозревающих людей на Аркадию через врата, которые снова открылись на очень короткое время. С момента Возрождения большинство Ши, которые пришли в мир в качестве изгнанников и отверженных продолжают использовать смертные тела в качестве вместилищ их магических душ. Хотя истинная судьба человеческих душ, лишенных собственных тел, неизвестна, большая часть Ши верит, что эти смертные пробуждаются в Грезе. В других случаях прибывшие Ши предпочитали помещать свою истинную сущность в тела очень маленьких детей или младенцев, существуя с ними в симбиозе, вместо того, чтобы захватывать тела смертных.

Хотя Возрождение, как начали называть возвращение Ши, происходило повсюду, большая часть аристократов фэйри вошла в мир там, где приток Гламура был сильнее всего. Ирландия, Британские Острова и другие части Европы излучали достаточно Гламура для того, чтобы привлечь многих Ши, но большая часть аристократии оказалась в Америке. В 1969, Западное Побережье пережило настоящую революцию. В Сан-Франциско наступил пик Лета Любви, в результате чего город превратился в маяк Гламура, на свет которого ринулись возвращающиеся Ши.

После этого Ши начали быстро распространяться по миру смертных. Прозвучал кларион, который призвал простолюдинов-Китэйнов выйти из своих убежищ и вернуться на службу Ши. Вернув свои старые фригольды, Ши вновь обрели ощущение власти над миром. Несмотря на тот факт, что за 600 лет их мир изменился, Ши надеялись восстановить древние королевства фей, брошенные ими во время Раскола. Тем не менее, они столкнулись с непредвиденно жестоким сопротивлением общества Китэйнов.

На протяжении многих веков простолюдины выживали без руководства Ши. Новые лидеры заняли, их место, и многие простолюдины научились жить вообще без лидеров. Феодальная система, столько драгоценная для Ши, изжила себя. Её место заняли новые формы правления, основанные на принципах демократии, плюрализма, социализма и других систем, которые противоречили строгой иерархии прошлого.

Хотя некоторые простолюдины склонились перед аристократами, многие другие восстали. За этим последовал сложный период политических маневров и интриг, кульминацией которого стало событие, которое навсегда запятнало репутацию аристократии. В Америке, лидеры простолюдинов, вызванные на встречу во время Бельтайна под предлогом подписания договора с Ши, встретили смерть от холодного железа во время ужасающей резни, известной, как Ночь Холодных Ножей. Все надежды на мирное решение конфликта простолюдинов и аристократии погибли в эту ночь.

     
Война Соответствия

Простолюдины ответили на резню восстанием, известным, как Война Соответствия. По всей земле начались сражения между аристократами и простолюдинами, которые привели к гибели многих Китэйнов и начали угрожать уничтожением самого общества фэйри. На протяжении трех лет в химерических землях шла война, которая отражалась на мире смертных в виде общественных беспорядков и роста насилия. Хотя простолюдины сражались отчаянно и обладали достаточной энергией и боевым духом, рыцари-Ши превосходили их познаниями в военном ремесле и тактике.

Ши объединились под командованием военачальник Лорда Дафилла из Дома Гвидион. Прекрасный стратег и яростный воин, который вселял надежду в сердца своих воинов и вызывал ужасную ненависть у своих врагов, Дафилл приносил сияющему воинству победу за победой. Ши методично продвигались от Тихоокеанского побережья на восток. В конце концов, Лорд Дафилл достиг Нью-Йорка, где его силы встретились с лучшими воинами простолюдинов.

В ожесточенной битве на Манхеттене, силы Дафилла столкнулись с Восточной Армией Троллей и Четвертым Пехотным Полком Троллей. Гринвичская Битва началась на Стробери Филдс в Центральном Парке, но быстро распространилась на весь Манхеттен, постепенно разделившись на отдельные уличные схватки. Городские тролли давили на силы Лорда Дафилла до тех пор, пока тем не пришлось отступить и перегруппироваться, закрепившись на станции метро в Таймс Сквере. Во время последующего хаоса, погиб Лорд Дафилл, который был смертельно ранен железным мечом. Его магический клинок, Калибурн, исчез где-то в темных туннелях под городом. Воины простолюдинов напрасно искали его, надеясь объединить с его помощью свои силы. Некоторые говорят, что перед смертью Дафилл успел наложить на клинок заклятье, которое позволило бы отыскать его только достойному наследнику Лорда.

Смерть Лорда Дафилла дала мятежникам новую надежду, и таборы красных шапок и нокеров вышли на улицы, убивая всех Ши, которые оказывались у них на пути. Но во время всего этого ужаса Ши обрели нового лидера. Его появление и приход к власти помогли положить конец Войне Соответствия.

Возвышение Верховного Короля Дэвида

Смертное тело Дэвида Ардри появилось на свет в начале шестидесятых на севере Нью-Йорка. Дэвид и его сестра, Морвен, получили воспитание вместе с группой детей-аристократов, укрытых от ужасов Войны Соответствия Томасом Правдивым, Великим Бардом фей. После смерти Лорда Дафилла Томас Правдивый узнал о том, что его подопечным угрожает опасность со стороны отряда простолюдинов, желающих пролить кровь аристократов. Бежав от этих убийц, Томас вместе с детьми оказался в самом центре вражеского лагеря, решив укрыться под самым носом у своих врагов, в надежде на то, что там они не заметят их.

В результате этого, в канун Нового Года они оказались в Таймс Сквере, где патруль красных шапок заметил Томаса Правдивого в толпе празднующих людей, которые заполнили площадь. Прямо посреди толпы доблестный бард использовал все свои силы для того, чтобы защитить своих подопечных от жаждущих крови простолюдинов. Во время сражения, Дэвид Ардри внезапно ощутил притяжение Гламура, источник которого был настолько могучим, что он не мог отказаться от того, чтобы последовать к нему. Вскоре юный Ши бросился в самую гущу битвы, сжимая в руках сияющий меч – утраченный Калибурн – и обратил в бегство нападавших, сражаясь плечом к плечу с Томасом Правдивым. Даже самые кровожадные красные шапки бежали, испугавшись возвращения легендарного оружия, которое теперь сияло ослепительным золотым светом. "Стойте!", крикнул Томас, как друзьям, так и врагам. "Посмотрите в лицо нашему новому королю!"

После этого судьбоносного события, Томас забрал Дэвида, Морвен и всех остальных детей в безопасность двора Королевы Маб в Королевстве Яблок. По Конкордии уже начли распространяться слухи о том, что был обнаружен Калибурн, и что его владелец станет давно предсказанным Верховным Королем фэйри. Сначала Королева Маб отказывалась верить этим рассказам, и высмеяла юного Ши, которого Томас представил ей в её тронном зале. Тем не менее, когда она приказала выставить этого выскочку из своего замка, исполинский серый грифон – символ Дома Гвидион – появился возле Дэвида и укрыл его своими гигантскими крыльями. "Можешь ли ты теперь отрицать то, что пророчество исполнилось?" Слова Томаса Правдивого звенели от силы гейса правды, скрытого в них. "Сын Грифона и меч, который был утрачен, сойдутся в Доме Яблока". Перед лицом столь неоспоримых доказательств, Королева Маб признала Дэвида Ардри ап Гвидиона истинным Верховным Королем фэйри.

В течение трех следующих лет, Дэвид и Морвен жили с Королевой Маб в её дворце Каэр Лун в Королевстве Яблок. На протяжении этого времени юный король напряженно трудился над тем, чтобы установить свою власть, как над простолюдинами, так и над аристократами. Сначала он столкнулся с сопротивлением в обоих направлениях. Война Соответствия продолжала бушевать, хотя знамения, связанные с возвращением Дэвидом Калибурна, нанесли смертельный удар уверенности простолюдинов в своей правоте. Несмотря на свою молодость, Дэвид продемонстрировал хорошее политическое чутье и доказал, что действительно собирается заботиться о всех феях, как простолюдинах, так и Ши. Вновь и вновь он успешно отвечал на вызовы аристократов, которые испытывали как его разум, так и владение клинком. Он постоянно отправлял посланцев к лидерам простолюдинов, умоляя их заключить мир ради выживания и процветания всех фей. Стремления Дэвида добиться равноправия и его уважение к достижениям простолюдинов в отношении сохранения Грезы во время Междуцарствия завоевали симпатии даже самых заклятых его врагов.

В конце концов, спустя три долгих года борьбы на полях сражений и споров во дворах и таборах, Война Соответствия подошла к концу. Истинное "согласие" между аристократами и простолюдинов привело к заключению Договора Гармонии. Он гарантировал право Ши править, но при этом признавал практически неограниченные права простолюдинов. Монархи королевств фей согласились допустить простолюдинов в свои тайные советы и принимать предложения групп обычных фей. Договор Гармонии так же позволил аристократам делать представителей простолюдинов членами своих дворов.

Некоторые говорят, что мир, заключенный настолько своевременно и точно представлял собой главную мечту Верховного Короля Дэвида. Очевидно, что главную роль в заключении Договора Гармонии сыграл именно он. Объединив семь королевств Северной Америки под своей властью, Дэвид назвал свое королевство Конкордией, в честь договора и духа единства, который он в себе воплощал.

Правление Короля Дэвида

Верховный Король Дэвид правил Конкордией из своей крепости Тара-Нар, роскошной химерической твердыни, построенной из его грез, наполненных Гламуром.  Вошедшая в легенды мудрость и честность Короля Дэвида вызывала уважение у всех его подданных, в результате чего на его сторону перешло несколько из самых его заклятых врагов. Он никогда не расставался с Калибурном, символом власти и доказательством его избранности.
С помощью сестры, Морвен, которая правила, когда Верховный король отсутствовал в замке, Король Дэвид стремился мирно и щедро править всей Конкордией. В конце девяностых годов король Дэвид был влюблён в Фаэрилит ни Эйлунд, племянницу короля Мэйлджа из Королевства Ив, и вскоре женился на ней.

Исчезновение и смерть Верховного короля
В 1999, во время путешествия по Королевству Ив, Верховный Король Дэвид исчез, и никто не мог его найти. Пропал также и меч Верховного Короля - Калибурн. Простолюдины и ши припомнили друг другу старые обиды, и с исчезновением Верховного короля разразилась новая гражданская война. Сестра короля Дэвида, Морвен, отказывалась пускать в замок Тара-Нар кого угодно, кроме ее брата, даже назначенную Верховным королём Дэвидом наследницу - принцессу Ленору из Дома Дугал - Морвен верила, что Дэвид жив. Многие ши ополчились против королевы Фаэрилит, подозревая дом Эйлунд в заговоре против  Короля Дэвида. Король Дэвид не возвращался, и во дворце королевы Маб собрались ши и простолюдины, чтобы прекратить кровопролитие и решить, кто будет новым Верховным королём. Королева Фаэрилит не была единственной, кого могли выбрать, но только перед ней  внезапно появился Калибурн, и только ее признал меч Верховного Короля. Теперь ни у кого не оставалось сомнений, что наследницей Верховного короля Дэвида стала его жена. Фаэрилит пригласили в замок Тара-Нар, и по всем королевствам Конкордии было объявлено о новой Верховной Королеве. Король Мэйлдж стал наставником своей племянницы.
Когда больше никто не ждал возвращения Короля Дэвида, Верховный король появился в замке Тара-Нар, обвиняя жену в заговоре. По словам Короля Дэвида, он обнаружил предательство Фаэрилит,  но его похитили слуги королевы и удерживали в плену. В гневе Король Дэвид выхватил меч и убил королеву, после чего Король Мэйлдж вызвал его на поединок.
Место старого короля Мэйлджа занял его чемпион, лорд Байярд из дома Эйлунед. Присутствовавшие тогда при поединке говорили, что Верховный король был сильнее своего противника, но в какой-то момент стал будто бы сомневаться в своей правоте, и король Дэвид был убит. Мэйлдж взял из рук убитого короля меч Калибурн. Так закончилось правление Верховного короля Дэвида и началось правление Верховного короля Мэйлджа.
Несмотря на репутацию жестокого деспота, король Мэйлидж по праву считается одним из самых харизматичных лидеров Ши. Он широко известен как "народный правитель". Несмотря на некоторые диктаторские замашки, он до сих пор пользуется немалой поддержкой со стороны многих простолюдинов. Его королевство также славится своей коррумпированностью и развращенностью. Туда стекаются преступники, представители разных Китов. Мэйлидж выступает в качестве "крестного отца" для всех этих сомнительных личностей, чем, во многом, объясняется его необычайное богатство. Его фригольд находится в роскошном небоскребе в самом сердце делового района Атланты. Следует отметить, что его лицо покрыто ужасными шрамами, и потому он носит изящную полумаску, сделанную из алебастра и золота.

Правление Верховного короля Мэйлджа

Начало правления нового Верховного короля было мирным. Кровопролитная война между ши и простолюдинами прекратилась, как будто нападающих отозвали их командиры. Некоторые ши, особенно из дома Гвидион, так же были изгнаны или убиты, так как были врагами Короля Мэйлджа. Сестра Короля Дэвида Морвен исчезла - ходили слухи, что она собирает войско против нового Верховного Короля.
Однако чем дальше, тем яснее жители Конкордии видели, что миру, каким они его знали, пришёл конец. Король Мэйлдж убеждал Китэйнов, что в тяжёлые времена он и его двор - единственная защита от наступающих бед. Что для того, чтобы противостоять возрождению древнего врага, требуется забыть разногласия. А вокруг себя Китэйны видели иное - какое там возрождение фомориан, которое может и есть, а может его и нет, когда мир Осени и так все отдаляется от Грезы и больше походит на мир вечной Зимы? Ши забывает о Договоре Гармонии, когда ему начинает недоставать Гламура для поддержки своего зачарованного замка, и вспоминает о том, что по праву сеньора может и отобрать фриголд у простолюдина, который живет на его земле. В мире снова появляются таллейны, - неблагие родственники Подменышей, о которых не слышали веками и предпочли бы и дальше не вспоминать. Китэйны вспомнили о временах, когда легче было выжить, кочуя из города в город, и те, для кого это было возможно, снимались с места, ища лучшей доли в другом королевстве или в ближней Грёзе, но троды стали опаснее и нестабильнее, и часто путники не возвращались или возвращались израненными и полубезумными, рассказывая о чудовищах, устроивших засаду, или о древних крепостях фомориан. Начались новые гражданские войны - не только простолюдинов против знати, но и проживающих в сравнительно благополучных областях против пришлых из опустошенных земель.  Одним из таких оазисов относительного благополучия было королевство Пацифика, те места, где когда-то первыми появлялись вернувшиеся из Аркадии ши.

к содержанию

0

13

Конкордия

http://s5.uploads.ru/KMTiv.png

Королевство Конкордия состоит из семи главных королевств и множества полуавтономных владений. Конкордия занимает территорию всей Северной Америки. Различные части этого королевства очень разнообразны в географическом, культурном и политическом плане.

Королевство Яблок

Великая Дама, королева Маб, является женщиной, руководствующейся сильными страстями и убеждениями, которые, впрочем, подкреплены великой мудростью. Она старейшая из правителей Конкордии, и ее земли отличаются стабильностью, надежностью и единством. Китэйны этого королевства так же, в большинстве своем, являются надежными и практичными фэйри, хотя эта картина несколько изменяется возле урбанистических центров, подобных Нью-Йорку. Большая часть Грезы этого королевства состоит из невысоких зеленых холмов, скалистых участков побережья и густых лесов. Из всех королевств Конкордии Королевство Яблок больше всего напоминает исконную родину фэйри (Ирландию). В настоящее время Королева Маб со своим двором находится в изгнании и проживает в Замке Рэдвуд в Королевстве Пацифика.

Королевство Северного Льда

Дикое, неспокойное и непредсказуемое Королевство Северного Льда очень напоминает его правительницу, Королеву Лаурель из Дома Фиона. Это самое большое из королевств Конкордии, которое занимает всю территорию Канады и Аляску. Здешняя Греза пребывает в постоянном хаосе великих штормов и бесконечных снегопадов. Большая ее часть покрыта льдом. Небо над Королевством Северного Льда обычно отливает синевато-серым цветом, напоминающим цвет глаз королевы. Феи этих земель отличаются суровостью, независимостью и непредсказуемостью.

Королевство Ив

Зловещее, угрюмое и душное - вот лучшее описание этого королевства и его проклятого владыки, Короля Мэйлджа из Дома Эйлунд. Здешний воздух очень редко приходит в движение, если, конечно же, не считать тех случаев, когда безумные деяния короля порождают исполинские бури. В географическом плане Королевство Ив охватывает большую часть американского юго-востока. В большинстве своем, здешняя Греза состоит из невысоких холмов, богатых фермерских хозяйств, безмятежных озер и зловонных болот. Тем не менее, в последнее время здесь появились и иные силы, и теперь в толщах застоявшегося воздуха происходит активное движение, пускай даже не всегда заметное со стороны.

Королевство Белых Песков

Воздух, который окутывает эту землю, можно было бы по праву назвать не просто знойным, а едва ли не чувственным. Во многом он отражает природу здешней правительницы, Королевы Морганы из Дома Гвидион. Моргана правит одним из самых романтических (хотя некоторые и называют его декадентским) дворов Конкордии. Она так же является достаточно сдержанной, но, в то же время, очень жизнерадостной. Вдобавок к этому, Морганна по праву считается одной из самых уважаемых правительниц Конкордии, и потому в этом королевстве произошло всего несколько восстаний, хотя немало проблем у местных жителей вызывают нападения пиратов и Нуннехов.

Королевство Пацифика

Управляемое все более беспечно относящейся к своим владениям Королевой Аэрон из Дома Фиона, Королевство Пацифика  - беспокойное королевство, которое постепенно приближается к динамичной зрелости. Пацифика простирается по всему Западному Побережью Конкордии, и ее области сильно различаются между собой, начиная с Пустыни Пламени на юге и заканчивая окутанным вечным туманом Лесом Вздохов на севере. Темперамент обитателей Пацифики так же разнообразен, как и ее земли.

Королевство Травы

Подобно своей правительнице, Королеве Мария Елизавета из Дома Дугал, Королевство Травы является практичным, надежным и неторопливым. Греза здесь во многом напоминает географию американского Среднего Запада: большие открытые пространства и погодные условия, которые варьируются от солнечных и спокойных дней до суровых зим и внезапных химерических торнадо. Феи этого региона считают себя во многом похожими на его человеческих обитателей, которые отличаются неторопливостью, разумностью и надежностью. Конечно же, это далеко не всегда так. Королевство Травы находится в той части Конкордии, которая соответствует Среднему Западу.

Королевство Пылающего Солнца

Суровое и беспощадное в одно мгновение, и наполненное безмятежностью, древней красотой и мудростью в другое, Королевство Пылающего Солнца прекрасно соответствует личности его правителя, печального Вождя Серого Ястреба из Дома Гвидион. В Грезе Королевство Пылающего Солнца разделяет большую часть Пустыни Пламени с Королевством Пасифика и Королевством Пернатого Змея. Кроме того, здесь же находится Пустыня Вечной Ночи, безжизненное и холодное место, единственными обитателями которого являются враждебные химеры различных образов и подобий. Вождь Серый Ястреб единственный из правителей Конкордии, который находится в хороших отношениях с Нуннехами. Тем не менее, его контакты с ними обычно принимают форму личных договоренностей. На них присутствуют только самые доверенные его советники.

Королевство Пернатого Змея

Подменыши, обитающие в других частях Конкордии, часто упоминают это королевство с дрожью в голосе. Хотя номинально здесь правит военачальник из числа троллей, которого именуют герцогом Топазом, фактически оно представляет собой область непрерывных боевых действий, в которых принимают участие самые древние и могущественные Нуннехи Конкордии. Здешние земли остаются дикими и не собираются сдаваться перед властью лорда Топаза; многие даже считают, что власть западных Китэйнов над этим регионом вскоре будет потеряна. Ландшафты и погодные условия Королевства Пернатого Змея очень изменчивы и необычны: здесь можно найти все, что угодно, начиная пустынями и джунглями, и заканчивая высокими горами и плодородными равнинами. Официально владения герцога занимают всю территорию Мексики, но, на самом деле, ему удается контролировать только узкую полоску вдоль северной и западной границ этой страны.

Уделы Светлого Рая

Вотчины Светлого Рая занимают все острова Карибского бассейна (Гаити, Доминиканская Республика, Ямайка, Куба, Багамы, Флорида-Киз, Пуэрто-Рико и многие другие, которые не указаны на человеческих картах). Во многих случаях Светлые Уделы действительно соответствуют своему названию, что проявляется в отношении многих аспектов существования местных фэйри. Хотя большая часть здешнего человеческого населения живет в абсолютной нищете, обитающие в Уделах Китэйны ведут жизнь, наполненную героическими приключениями и бурной романтикой. Законы Конкордии практически не имеют здесь силы, и это отражается в том, что местная Греза является дикой и непредсказуемой.
Солнечные моря, тропические ураганы и химерические вихри приходят и уходят отсюда с завидной частотой. Химерические морские змеи и другие чудовищные существа бороздят моря здешней Грезы. Исполинские водовороты испещряют поверхность океана, предоставляя чудесные возможности для приключений и скрывая бесчисленные сокровища, ожидающие отважных подменышей. Местная Греза лишена твердой руки сильного правителя и поэтому Уделами Светлого Рая правит множество мелких аристократов. К их числу относится несколько могущественных вождей Нуннехов, Неблагой граф, который похищает грезы неосторожных смертных, и королева пиратов из числа эшу.

0


Вы здесь » TO LIVE AND DIE IN L.A. » СПРАВОЧНАЯ » Грёза и Банальность: Мир Подменышей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC